Нагорный Карабах

Нагорный Карабах на карте

Наго́рный Караба́х (азерб. Dağlıq Qarabağ, арм. Լեռնային Ղարաբաղ) — регион в Закавказье, в восточной части Армянского нагорья[1][2][3].

Фактически бо́льшая его часть контролируется непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой; согласно административно-территориальному делению Азербайджанской Республики находится на её территории. Занимает восточные и юго-восточные горные и предгорные районы Малого Кавказа, вместе с Равнинным Карабахом составляет географическую область Карабах.

Происхождение и неоднозначность термина

Название «Карабах» происходит из тюркского слова «кара» — чёрный и персидского «баг» — сад[4]. После монгольского завоевания это название закрепилось за южным Арраном[5].

Это название впервые встречается в Нусхат ал-кулуб (1340) Хамдаллаха Казвини и, по мнению Владимира Минорского, возможно, связано с вымершим одноимённым тюркским племенем[6]. Также одно из старых упоминаний этого названия в Столетней летописи XIV века из летописного свода Картлис Цхореба (История Грузии)[7].

По-армянски регион называется арм. Լեռնային Ղարաբաղ (читается Lernain Gharabagh), по-азербайджански — азерб. Dağlıq Qarabağ или азерб. Yuxarı Qarabağ. Для обозначения территории армяне также часто используют название провинции Великой Армении Арцах (арм. Արցախ), охватывавший регион в древности.

Нередко термином Нагорный Карабах называют Нагорно-Карабахскую Республику[8][9][10], хотя её заявленная и фактически контролируемая территории географически с Нагорным Карабахом совпадают частично.

История

История Нагорного Карабаха

Dadivank inscription4.jpg
Доисторический период
Азыхская пещераШушинская пещераТагларская пещера 
Ходжалы-кедабекская культура
Куро-араксская культура  
Античность
Урарту
Армения (сатрапия)
Ервандидская Армения
Великая Армения (Арцах)
Кавказская Албания  
Средние века
Хаченское княжество  
Новое время
Кашатагское меликство
Карабахское беглербегство
Меликства Хамсы
Карабахское ханство
XIXXX
Гюлистанский мирный договор
Елизаветпольская губерния
Первая Республика Армения
Армяно-азербайджанская война
Республика Горная Армения
Азербайджанская ССР (НКАО)
Карабахский конфликт
Нагорно-Карабахская Республика, Азербайджанская Республика 

Античность

Автохтонным населением региона были различные племена, преимущественно не индоевропейского происхождения[11]. Согласно энциклопедии «Ираника», миграции армян до реки Куры (в т. ч. на территорию Карабаха) были ещё в VII веке до н. э[12]. При этом арменизацию региона связывают с вхождением территорий вплоть до юга от Куры в состав Армении, касательно датировки которого есть два мнения. Так, Р. Хьюсен допускает вхождение территорий к югу от Куры в состав Ервандидской Армении ещё в IV в. до н. э[13], а также допускает начало арменизации с этим периодом[13]. Такого же мнения придерживаются Ж.-П. Маэ[14] и Д. Лэнг[15]. Вместе с тем о границах Ервандидской Армении (IV—III века до. н. э.) существуют разные точки зрения[16]. Так, ряд авторов называют восточной границей государства озеро Севан[17][18][16]. Р. Хьюсен в более ранних работах[19], а также советские востоковеды К. В. Тревер[20], А. П. Новосельцев[21], С. Т. Еремян[22] датировали вхождение территории Карабаха в состав Великой Армении и начало арменизации населения (племена албанского происхождения по Владимиру Минорскому[23]; шаки, утии и гаргары-албаны по Тревер) правобережья Куры в состав Армении II веком до н. э.

В границах армянского государства Великая Армения, северо-восточная граница которого проходила по реке Кура, территория современного Нагорного Карабаха находилась вплоть до 390-х годов н. э.[24]. После падения Великой Армении территория Арцаха отошла к вассальной от Персии[25] Кавказской Албании[26][27][28]. В период долгого нахождения в составе Армении регион был арменизован[29]. С этой эпохи на территории Нагорного Карабаха процветает армянская культура[30].

Средние века

С конца VI до начала IX века полиэтническая Албания находилась под властью Михранидов — династии иранского происхождения. Последние были вассалами сначала Сасанидов затем Халифата, сами же, согласно специалистам, подверглись арменизации. По сообщениям исторического источника 700 года, население древнеармянской провинции[31] Арцах говорило не просто по-армянски[32], но и на своём собственном диалекте армянского языка[33][34].

В начале IX века под предводительстом Сахла Смбатяна (Сахл ибн Сунбат ал-Армани[35]), которого Каганкатваци именует «Саhлем из рода hАйка»[36], на территории Нагорного Карабаха образовалось армянское феодальное княжество Хачен. В IX—XI веках территория Нагорного Карабаха входит в состав восстановленного Армянского государства Багратидов[37][38].

В XI веке весь Ближний Восток захватили тюркские кочевники Сельджуки, которые составили основу будущего азербайджанского народа[39]. Практика использования нагорной части Карабаха в сезонных перекочевках ещё монголо-татарами отмечается Киракосом Гандзакеци в XIII веке. Образовавшийся в Позднее Средневековье этот порядок сохранялся вплоть до XX века, когда кочевники (тюркские, затем и курдские) зимовали на Равнинном Карабахе, а летом откочёвывали в Нагорный Карабах[40].

С начала XIII века в Нагорном Карабахе правили армянские[41][42] княжеские династии Гасан-Джалаляны и Допяны — ответвления потомков Сахля Смбатяна. Как отмечают авторы академической «Истории Востока»[43], «Православной энциклопедии»[44], а также другие авторитетные российские историки, в XII—XIII веках армянонаселённый[41][45][43] Нагорный Карабах становится одним из центров армянской культуры[46][47]. После сельджукского завоевания Армении в Хачене продолжает существовать армянское правление[48], являвшейся центром армянской политической жизни[46].

Новое время

В XV веке Нагорный Карабах переходит под сюзеренитет туркоманских государств Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу[49], а затем в состав Сефевидского государства. Здесь образовывается Карабахское беглербекство. При Сефевидах тюркские племена, которые кочевали в Карабахе, образовали несколько племенных конфедераций[50]. Османами, которые короткими периодами владели Карабахским беглербекством, были проведены переписи 1593 года и 1727 года; обе переписи фиксировали как в Равнинном, так и в Нагорном Карабахе большое количество кочевых азербайджанских племён. Некоторые из них, наряду с кочевым образом жизни, занимались сельских хозяйством в Нагорном Карабахе[51]. В начале сефевидского владычества (рубеж 1500-х и 1510-х) магалы Дизака и Варанды являлись тиюлем (феодальным владением) беглербека Пири-бека Каджара[50].

На рубеже XVIXVII веков Хачен распался[52][53], а на его месте постепенно образовались пять армянских[54][55] княжеств (Хачен, Дизак, Варанда, Джраберд и Гюлистан), которые соответственно получили название «Хамса» — «Пятерка». Российский историк конца XIX-го века П. Г. Бутков ссылаясь на Санкт-Петербургские ведомости от 1743 года приводит следующую цитату:

«Карабаг есть страна, лежащая между левого берега Аракса и правого реки Куры, выше Муганского поля, в горах. Главнейшие обитатели её — Армяне, управляемые наследственно 5 своими меликами или природными князьями, по числу сигнагов или кантонов: 1. Чараперт, 2. Игермадар, 3. Дузах, 4. Варанд, 5. Хачен.[56]»

Эти меликства, подчинявшиеся беглербеку Карабаха (с резиденцией в Гяндже), просуществовали до второй половины XVIII века[57][58][59].

«Эти мелики, по учреждению Надыра, непосредственно зависели от шаха, а местное управление имел католикос их (или титулярный патриарх, поставляемый от главного всей Армении патриарха эчмиадзинского), имеющий прилагательный титул агванского, каковым именем древле Армения называлась.[56][Комм 1]»

Институт меликств в Нагорном Карабахе окончательно был сформирован при иранском шахе Аббасе I[53]. После распада в конце XIV века армянского царства Киликии, как отмечают авторитетные российские источники[60], в том числе Большая Российская Энциклопедия[61], а также западные источники[62][59], в том числе «Энциклопедия ислама»[63], практически только в Карабахе сохранились остатки армянского государственного устройства. В документе конца XVIII века говорится[64]:

««В области Карабагской, яко едином остатке древния Армении сохранявшем чрез многие веки независимость свою под властию природных владельцов, полагала нация сия при помощи божией и неотъемлемом от нея сильном покравительстве Всероссийския империи ту только льстящую ея надежду»»
Армянский монастырь Ерек Манкунк, XVI—XVII века

В 1720-е годы Нагорный Карабах становится одним из центров национально-освободительной борьбы армян против Османской оккупации[65][53]. В этой борьбе армяне Нагорного Карабаха были воодушевлены также персидским походом Петра I[66][67].

Начиная с периода правления Петра I, мелики Карабаха и католикос Гандзасарского монастыря Есаи Гасан-Джалалян начинают тайную переписку с российскими правителями, возобновлённую при Екатерине II и продолжавшуюся до присоединения этих территорий к Российской Империи. Из послания католикосов Есаи и Нерсеса и карабахских меликов Петру I:

«Смиренно поклоняются Вам все служивые покорные слуги: нынешние вожди армянской карабахской земли, высокие и низшие властвующие, начальники и простолюдины, всадники и пешие, а также весь простой народ.

Ваше Императорское Величество! Мы несколько раз направили в Вашу Державу своих людей. И письмами обращались к Вам, беспокоя Ваше Величество, призывая помочь нам, ибо уже три года, как мы без руководителя и без хозяина. А ведь мы окружены безжалостными врагами: персами, османскими турками, дагестанцами и другими.

[68]
»

В 1747 году в Равнинном Карабахе было образовано Карабахское ханство, которое вскоре установило власть над преимущественно армянонаселенным[69] Нагорным Карабахом: первые два карабахских хана — Панах и Ибрагим — подчинили своей власти армянских меликов, утвердившись в центре армянского меликства Варанда — в построенном Панахом городе-крепости Шуше[70]. В результате междоусобиц[71] между армянскими меликами, впервые за свою историю Нагорный Карабах оказался под властью тюркского правителя[72][73]. После этих событий, с середины XVIII века, наблюдается массовый отток армянского населения из Нагорного Карабаха, и, наоборот, тюркские переселения[74]. Изначально оно находилась под персидским, с 1805 года — под русским суверенитетом. Ханство было занято русскими войсками во время русско-персидской войны и принято в российское подданство по трактату 14 мая 1805 года.[75] Формально оно было признано за Россией по российско-персидскому Гюлистанскому мирному договору 1813 года.

После ликвидации ханства в 1823 году Нагорный Карабах представлял собой сначала часть Карабахской провинции, затем — часть нескольких уездов Елизаветпольской губернии.

Новейшее время

Карабах стал ареной борьбы Азербайджана и Армении в ходе Армяно-азербайджанской войны 1918-1920 годов. Армянскую сторону в конфликте представляло Народное Правительство Карабаха, позже известное как Армянский Национальный Совет Карабаха. В конце сентября турецко-азербайджанские войска установили частичный контроль над Карабахом. В январе 1919 британское командование на Кавказе объявило, что Карабах и Зангезур признается под временным азербайджанским командованием до решения Парижской Мирной Конференции. Это решение вызвало недовольство армян, но Армянскому Национальному Совету Карабаха пришлось покориться этим условиям после провальных боевых действий летом 1919[76]. По армяно-азербайджанскому договору 22 августа 1919 Карабаху предоставлялась территориальная автономия, а местным армянам культурная автономия[76]. В начале 1920 на Парижской Мирной Конференции, Карабах был признан за Азербайджаном[77][78][79]. После советизации Армении и Азербайджана, решением Кавбюро ЦК РКП(б) от 4 июля 1921 г. было решено передать Нагорный Карабах Армении, но окончательное решение оставить за ЦК РКП(б), однако новым решением от 5 июля он был оставлен в составе Азербайджана с предоставлением широкой областной автономии[80]. В 1923 году из армянонаселенной части Нагорного Карабаха (однако без Шаумянского и части Ханларского районов, также армянонаселённых) в составе Азербайджанской ССР была образована Автономная область Нагорного Карабаха (АОНК). В 1937 году АОНК была преобразована в Нагорно-Карабахскую автономную область (НКАО).

Население

XIX век

По данным переписей первой половины XIX века, около трети населения всей территории всего Карабаха (вместе с равнинной его частью до устья реки Кура) составляли армяне, и около двух третей азербайджанцы[81][82]. Как отмечает американский историк Джордж Бурнутян, переписи тех лет показывают, что армянское население было, в основном, сосредоточено в 8 из 21 магалов (районов) Карабаха, из которых 5 составляют современную территорию Нагорного Карабаха, а 3 входят в современную территорию Зангезура. Таким образом, 35 процентов населения Карабаха (армяне) проживали на 38 процентах территории всего края, составляя абсолютное большинство в Нагорном Карабахе (более 90 %)[81]. Согласно к.и.н. Анатолию Ямскову, следует учитывать тот факт, что переписи населения велись в зимний период, когда кочевое азербайджанское население находилось на равнинах, а в летние месяцы оно поднималось на высокогорные пастбища, меняя демографическую ситуацию в горных районах. Однако Ямсков отмечает, что точка зрения на права кочевых народов считаться полноценным населением сезонно используемой ими кочевой территории, на сегодняшний момент не разделяется большинством авторов, как из постсоветских стран, так и из стран «дальнего зарубежья», включая и проармянские, и проазербайджанские работы; в российском Закавказье XIX века эта территория могла являться собственностью только оседлого населения[82].

Как указывает А. А. Мкртчян, в Карабахе этническая граница практически соответствовала физико-географической границе Нагорного и Равнинного Карабаха, проходя по западной окраине Мильско-Карабахской степи[83]. При этом в азербайджанонаселённом Равнинном Карабахе было некоторое количество армянских, а в армянонаселённом Нагорном Карабахе азербайджанских сёл[83]. Шуша, крупнейший город Карабаха, имел азербайджанский и армянский квартал[84]. В летние месяцы ввиду миграций азербайджанских кочевников этническая граница стиралась и в Нагорном Карабахе образовывалась широкая полоса со смешанным населением[85].

Население Нагорного Карабаха в начале XX века

Этнические группы в Армении и Нагорно-Карабахской Республике (1995)[уточнить]

В 1918 году в Нагорном Карабахе, который состоял из Шушинского уезда, частей Елизаветпольского (Гюлистан), Карягинского и Джеванширского уезда, проживало 165 тысяч армян (71,4 %), 59 тысяч мусульман (25,5 %), из которых 20 тысяч жили в Шуше или его окрестностях, а также 7 тысяч русских (3,1 %) (данные других источников могут незначительно отличаться)[86].

Нагорно-Карабахская Автономная Область была создана из преимущественно армянонаселённой части Нагорного Карабаха[87]; согласно утверждениям историка Одри Альтштадт, при создании автономной области, в него старались включить как можно больше армянских и как можно меньше азербайджанских сёл[88].

Согласно переписи 1923 года в НКАО армяне составляли 94 %; из оставшихся 6 % подавляющее число были азербайджанцы. Среди других меньшинств выделялись курды, издавна населяющие эти земли и русские, переселенцы или потомки переселенцев XIX-XX веков; было также некоторое количество греков, также колонистов XIX веков [89][90]

Этноязыковая динамика

Население НКАО (и соответствующей территории до 1923 года) и НКР
Год Население Армяне Доля

армян

(%)

Азербайджанцы Русские
1823[91][неавторитетный источник?]Шаблон:Не нейтральный источник 36 475 30 850 84,6 5370 (14,7 %)
1833[91] 26 100 21 900 83,9
1875[91] 91 300 78 800 84,4 14 500 (15,3 %)
1886[92] 121 216 103 055 85,02 17 038 299
1897[91] 128 600 106 400 82,7 20 400 (15,9 %) 1500 (1,17 %)
1914[91] 167 100 135 400 81 29 700 (17,8 %)
1921[91] 131 500 124 200 94,4
1923[91] 127 800
1923 157 800[источник не указан 46 дней] 149 600 94 7700 (6 %)
1925[93] 157 807 142 470 90,3 15 261 (9,7 %) 46
1926 125 159 111 694 89,24 12 592 (10,1 %) 596 (0,5 %)
1939 НКАО 150 837 132 800 88,04 14 053 (9,3 %) 3174 (2,1 %)
Степанакерт 10 459 9079 86,8 672 (6,4 %) 563 (5,4 %)
Гадрутский район 27 128 25 975 95,7 727 (2,7 %) 349 (1,3 %)
Мардакертский район 40 812 36 453 89,3 2833 (6,9 %) 1244 (3,0 %)
Мартунинский район 32 298 30 235 93,6 1501 (4,6 %) 457 (1,4 %)
Степанакертский район 29 321 26 881 91,7 2014 (6,9 %) 305 (1,0 %)
Шушинский район 10 818 4177 38,6 6306 (58,3 %) 256 (2,4 %)
1959 130 406 110 053 84,4 17 995 (13,8 %) 1790 (1,6 %)
1970 150 313 121 068 80,5 27 179 (18,1 %) 1310 (0,9 %)
1979 162 181 123 076 75,9 37 264 (23,0 %) 1265 (0,8 %)
1989 189 085 145 450 76,92 40 688 (21,5 %) 1922 (1,0 %)
2005[94] 137 737 137 380 99,74 6 (0,004 %) 171 (0,12 %)
2015[95] 145 053 144 683 99,74 н/д 238 (0,16 %)

За годы советской власти процент азербайджанского населения НКАО возрос до 21,5 % а армянского населения снизился до 76,9 %. Армянские авторы объясняют это целенаправленной политикой властей Азербайджанской ССР по изменению демографической ситуации в регионе в пользу азербайджанцев. Похожие этнические сдвиги в сторону титульной национальности наблюдались также в автономных республиках Грузинской ССР: Абхазии, Южной Осетии и Аджарии[96].

Кроме того подобное изменение соотношения азербайджанского и армянского населения объяснялось более высоким естественным приростом среди азербайджанцев и значительным оттоком сельских армян в Баку[97].

Доля русского населения в Нагорном Карабахе, как следует из таблицы, стремительно увеличивалась в довоенные годы и, достигнув максимума в 1939 году, начала столь же стремительно сокращаться, что коррелирует с процессами, происходившими во всем Азербайджане и вообще во всём Закавказье.

Из пяти районов НКАО азербайджанцы составляли большинство в самом маленьком по площади Шушинском районе, где в 1989 году, согласно последней советской переписи, проживало 23156 человек, из которых 21 234 (91,7 %) были азербайджанцами и 1620 (7 %) армянами. В самом городе Шуша проживало 17000 из которых 98 % были азербайджанцами[98]. По данным переписи 1939 года население Шушинского района составляло 10818 человек, из которых азербайджанцев было 6306 (58,3 %) и армян 4177 (38,6 %). Причём большая часть азербайджанцев жила в Шуше, население которой было 5424 человека, в сельской части района армяне составляли большинство.

. По данным ЭСБЕ (1904 год) армяне составляли 58,2 % (81911 человек) населения уезда и 56,5 % (14496 человек) населения города (азербайджанцы 41,5 % и 43,2 % соответственно)[99]. Подавляющее большинство армян Шуши были убиты или покинули город в результате Шушинской резни в конце марта 1920 года[100] (см. Этнические чистки и погромы в ходе Армяно-азербайджанской войны (1918—1920)).

В 1939 году наиболее велика доля русских была в Степанакерте (5,4 %).

В остальных четырёх районах и городе Степанакерт азербайджанцы являлись меньшинством, однако и в них имелись населённые пункты с преимущественно азербайджанским населением. Азербайджанскими населёнными пунктами в этих четырёх районах являлись сёла Умудлу, Ходжалы и другие.

См. также

Комментарии

  1. Топоним Агванк был распространён на восточных территориях исторической Армении, в частности на территории древней области Арцах, однако название Агванк/Албания/Арран в армянсонаселённом Нагорном Карабахе являлось лишь топонимом без какого-либо этнического указания. Смотрите А. Л. Якобсон, Из истории армянского средневекового зодчества (Гандзасарский монастырь), стр. 447

Примечания

  1. Encyclopedia Britannica. Статья: Armenian Highland:
  2. Большая советская энциклопедия. Статья: Армянское нагорье:
  3. Лев Семёнович Берг. «Natural regions of the U.S.S.R.», страница 232, издание 1950.:

    The Armenian Plateau lies between the Trialetsk range on the north, the Agri-Dagh (more exactly, Lake Van, in Turkey) on the south, the Arsiansk on the west, and the Karabakh on the east. The Trialetsk range stretches from west to east, from Borzhom to Tiflis; it forms the eastern continuation of the Adzhar-Akhaltsykh range. On the watershed of the Black and the Caspian seas lies the Arsiansk range (elevation 3121 m.). The Armenian Plateau has an average elevation of 1500 m., but its eastern part, the Karabakh Plateau, is much higher (2500 m. and more).

  4. BĀḠ i. Etymology — статья из Encyclopædia Iranica. W. Eilers
  5. Академик В.В.Бартольд. Сочинения / Ответственный редактор тома А.М.Беленицкий. — М.: Наука, 1965. — Т. III. — С. 335. — 712 с.
  6. Vladimir Minorsky. Tadhkirt Al-muluk. — 1943. — С. 174.
  7. Картлис Цхореба, с. 366.
  8. ИА Лента.ру «Президент Нагорного Карабаха переизбран на новый срок» 12 августа 2002
  9. Газета РБК «Новые правила игры (недоступная ссылка)» 26 февр. 2008 г.:
  10. ИА Регнум «Президент Нагорного Карабаха подписал ряд законов» 3 Марта 2009
  11. Robert H. Hewsen, Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians, in Thomas J. Samuelian, ed., Classical Armenian Culture: Influences and Creativity. Pennsylvania: Scholars Press, 1982
  12. Энциклопедия Ираника. Статья: Armenia and Iran I. Armina, Achaemenid province
  13. 1 2 Robert H. Hewsen Armenia: A Historical Atlas. Chicago, IL: University of Chicago Press, 2001, стр. 32

    (стр. 33, карта 19 — территория Нагорного Карабаха показана в составе Армянского царства Ервандидов (IV—II вв. до н. э.))

  14. Jean-Pierre Mahé L’editio princeps des palimpsestes albaniens du Sinaï, in: Comptes rendus des séances de l'Académie des Inscriptions et Belles-Lettres. Vol. 153. № 3, стр. 1074:
  15. Кембриджская история Ирана, том 3, книга 1. Стр. 510:
  16. 1 2 Susan M. Sherwin-White, Amalie Kuhrt. From Samarkhand to Sardis: A New Approach to the Seleucid Empire. — С. 16.
  17. George A. Bournoutian. A Concise History of the Armenian People: (from Ancient Times to the Present). — С. 33
  18. Elisabeth Bauer-Manndorff. Armenia: Past and Present. — С. 54
  19. Robert H. Hewsen, Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians, in Thomas J. Samuelian, ed., Classical Armenian Culture: Influences and Creativity. Pennsylvania: Scholars Press, 1982.
  20. К. В. Тревер. «Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э.- VII в. н. э.». М.—Л., 1959: «Во II в. до н. э. армянский царь Арташес I (189—160 гг.) присоединил к Армении ряд соседних областей, в том числе и правобережье Куры, где обитали шаки, утии и гаргары-албаны; будучи раздроблены, эти племена не могли воспрепятствовать захвату их земель. С той поры пограничной рекой между Албанией и Арменией античные авторы называют Куру. Страбон называет и Каспиану в числе отторгнутых Арташесом от Мидии областей, хотя в другой главе той же книги говорит о Каспиане как об области, входившей в состав Албании („в состав Албанской земли входит также Каспиана“). Объясняется эта разноречивость, по-видимому, тем, что Страбон описывал Албанию по данным Патрокла, то есть по состоянию её до завоевательных войн Арташеса.»
  21. А. П. Новосельцев. К вопросу о политической границе Армении и Кавказской Албании в античный период // Кавказ и Византия : Сб. — Ер.: Наука, 1979. — № I. — С. 10—18.
  22. С. Т. Еремян. «Экономика и социальный строй Албании III—VII вв.» // Очерки истории СССР III—IX вв. М.: Изд-во АН СССР, 1958. С. 303—310.
  23. В. Ф. Минорский. «История Ширвана и Дербенда». М. — Издательство восточной литературы. 1963, с. 28. Цитата: «Надо отличать территории, занятые племенами албанского происхождения, и территории, фактически подчинившиеся албанским царям. Армяне значительно урезали албанские территории на юг от Куры и арменизировали их. Только после раздела Армении между Византией и Персией в 387 г. районы Ути и Арцаха (на юг от Куры) снова попали в руки албанского правителя».
  24. *Очерки истории СССР: Первобытно-общинный строй и древнейшие государства на территории СССР. М.: АН СССР, 1956, стр., 615
  25. Всемирная история. Энциклопедия. Том 3, гл. VIII: «Внутренний строй стран Закавказья оставался без изменения до середины V в., несмотря на то, что в результате договора 387 г. Армения оказалась разделённой между Ираном и Римом, Лазика была признана сферой влияния Рима, а Картли и Албания должны были подчиниться Ирану.»
  26. История древнего мира, М., 1989, т.3, стр. 286
  27. Анания Ширакаци. Армянская География
  28. Всемирная История, М., т.2, стр.769, и карта-вкладыш Закавказье в I—IV вв. н. э.
  29. А. П. Новосельцев. К вопросу о политической границе Армении и Кавказской Албании в античный период // Кавказ и Византия : Сб. — Ер.: Наука, 1979. — № I.
  30. Hewsen, Robert H. Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians, in: Samuelian, Thomas J. (Hg.), Classical Armenian Culture. Influences and Creativity, Chico: 1982, p. 34:
  31. V. Minorsky. Studies in Caucasian History. — CUP Archive, 1953. — С. 115.:

    Ahar is still the center of the district of Qaraja-dagh (older Maymad), the hilly and wild tract to which, on the opposite northern bank of the Araxes, correspond the highlands of Qara-bagh (ancient Armenian provinces Artsax and Siunik').

  32. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. – VII в. н. э. (источники и литература). — М.-Л., 1959. — С. 294—295.:

    Временем расцвета албанской письменности принято считать V—VII века, когда, по словам А. Г. Шанидзе, «албаны во всех областях политической и культурной жизни Кавказа принимали деятельное участие наравне с грузинами и армянами». По всей видимости, в Албании параллельно с албанским как язык письменности использовался ещё и армянский, на котором к тому времени говорило население областей Арцаха и Утика, входивших до 387 года в состав Большой Армении.

  33. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. – VII в. н. э. (источники и литература). — М.-Л., 1959.:

    Высокий уровень албанской культуры в это время объясняется не только экономическим подъёмом, но и тем, что Албания в VII веке находилась в оживлённых культурных сношениях с соседними странами, главным образом с Арменией, особенно с армянской областью Сюник (Джываншер был женат на дочери сюнийского князя, княжне Хосровануйш). В Сюнике в это время, как сообщает Стефан Сюнийский, процветала и славилась школа, во главе которой стоял поэт и философ Матусала (Мафусаил). Преподаватели этой школы назначались главами армянских школ и вардапетов, и то же самое, вероятно, имело место и в отношении школ Албании. Любопытно, что тот же Стефан Сюнийский сохранил сведения о существовании арцахского (то есть карабахского) диалекта армянского языка.

  34. Н. Адонц. Дионисий Фракийский и армянские толкователи. — Пг., 1915. — С. 181—219.
  35. Пер.: армянин Сахль сын Смбата. См. Абу-л-Хасан 'Али ибн ал-Хусайн ибн 'Али ал-Масуди. Золотые копи и россыпи самоцветов (История Аббасидской династии 749-947 гг/). — М., 2002. — С. 262. (ср. также прим. 52)
  36. Каганкатваци, кн. III, гл. XXIII
  37. Албания Кавказская // Православная энциклопедия. — М., 2000. — Т. 1. — С. 455—464.:

    Правители расположенного в Правобережье Куры Хаченского княжества, придерживавшиеся монофизитства и в Х — сер. XI в. также носившие титул «царей Алуанка», находились в вассальной зависимости от арм. царства Анийских Багратидов…

  38. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Под ред. Алаева Л. Б. — М.: Академкнига, 2003. — С. 198.:

    Затем его сыновья поделили эту территорию между собой, но все они уже не имели той самостоятельности и превратились в X веке в вассалов армянских Багратидов.

  39. Azerbaijan. Encyclopedia Britannica.
  40. Анатолий Ямсков. Традиционное землепользование и расселение кочевников-скотоводов в историческом Карабахе и его влияние на миграционные процессы 60—80-х годов в регионе // Фактор этноконфессиональной самобытности в постсоветском обществе. — 1998. — С. 179—181.
  41. 1 2 Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 28.:

    Хасан-Джалалян происходил из знатной армянской фамилии наследственных меликов округа Хачен в нагорной части Карабага, населённой армянами; предок этой фамилии Хасан-Джалал был князем хачена в период монгольского завоевания, в XIII веке при кызылбашском владычестве Хасан-Джалаляны сохранили своё положение меликов хаченских…

  42. Bayarsaikhan Dashdondog. The Mongols and the Armenians (1220-1335). — BRILL, 2010. — С. 34.:

    The subjects of Iwanē's family were the Orbelians, Khaghbakians, Dopians, HasanJalalians and others (see Map 4).18 The representatives of these major Armenian families entered into direct contact with the Mongols in order to retain their conquered lands, the discussion of which follows in nest chapters.

  43. 1 2 Лев Гумилёв. «История Востока» (Восток в средние века — с XIII в. х. э.).— М: «Восточная литература», 2002 — т. Т. 2.:

    Для армянской культуры этой поры характерно перемещение её центра на северо-восток, в области исторической Албании, где существовал (прежде всего в горных районах и в городах) массив армянского населения

  44. издание= Православная энциклопедия Албания Кавказская. — М., 2000. — Т. 1. — С. 455—464.:

    в кон. XII—XIII в. освобождение от сельджукского ига привело к расцвету арм. культуры в княжестве Хачен (о христ. культуре и памятниках Арцаха и Утика с XII в. см. в ст. Армения).

  45. А. Л. Якобсон, Из истории армянского средневекового зодчества (Гандзасарский монастырь), стр. 447:

    коренное население Хачена—в древности, как и в эпоху строительства храма, а также позднее, по сообщению современников, было именно армянским. Княжество Хачен находилось на территории Аррана, но термин этот является лишь топонимом и указание на этнос отнюдь не содержит

    .
  46. 1 2 А. Новосельцев, В. Пашуто, Л. Черепнин. Пути развития феодализма. — М.: Наука, 1972. — С. 47.:

    В результате резкой и достаточно фанатичной политики сельджукских владык, в политических целях принявших ислам и ставших его очередным «оплотом», армянское население вынуждено было покидать родную землю и эмигрировать на север в пределы Грузии и особенно в Киликию.
    Сражение при Манцикерте (Маназкерте) привело к окончательной потере Армении Византией. Теперь центрами армянской политической и культурной жизни стали Киликия и Албания.

  47. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 236. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  48. Armenia — статья из энциклопедии Британника:

    A few native Armenian rulers survived for a time in the Kiurikian kingdom of Lori, the Siuniqian kingdom of Baghq or Kapan, and the principates of Khachen (Artzakh) and Sasun.

  49. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Под ред. Алаева Л. Б. — М.: Академкнига, 2003. — С. 199.:

    В 1386—1405 гг. Закавказье подверглось разрушительным набегам полчищ Тимура, после чего Северный Иран и Армения попали в руки туркменских династий Кара-коюнлу в первой половине XV в. и Ак-коюнлу во второй половине XV в. Между тем, династия Хасан-Джалала не пресеклась, и её представители сохраняли титул меликов в ряде мелких княжеств Нагорного Карабаха в XVI—XVIII вв. В частности, под их эгидой находилась армянская святыня, Гандзасарский монастырь, и это придавало им особый вес.

  50. 1 2 Kioumars Ghereghlou. Cashing in on land and privelege for the welfare of the shah: monetisation of tiyul in ealy Safavid Iran and Eastern Anatolia // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hung. — 2015. — Т. Volume 68, № 1. — С. 87—141.
  51. Prof. Dr. Ali Sinan Bilgili. Azerbaycan Türkmenleri Tarihi // Türkler. — 2002. — Т. 7. — С. 22-43.
  52. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    Хачен — средневековое армянское феодальное княжество на территории современного Карабаха, сыгравшее значительную роль в политической истории Армении и всего региона в X-XVI вв.

  53. 1 2 3 Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 199. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    При персидской династии Сефевидов Карабах являлся одной из провинций (бегларбекство), где низменности и предгорья входили в мусульманские ханства, а горы оставались в руках армянских правителей. Система меликств окончательно сложилась в Нагорном Карабахе в годы правления шаха Аббаса I (1587—1629) в Персии. Тогда персидские власти, с одной стороны, побуждали армянских меликов к активным действиям против Османской империи, а с другой, пытались ослабить их, отделив их от основных армянских территорий путём переселения курдских племен в район, расположенный между Арцахом и Сюником. Тем не менее, в XVII—XVIII веках пять армянских меликств Карабаха составляли силу, с которой приходилось считаться их могущественным соседям. Именно эти горные районы стали тем центром, где возникла идея армянского возрождения и образования независимого армянского государства. Однако борьба за власть в одном из меликств привела к междоусобице, в которую с выгодой для себя вмешалось соседнее кочевое племя сарыджалы, и в середине XVIII века власть в Карабахе первый раз за всю его историю досталась тюркскому хану

  54. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 59.:

    Наряду с этим были и владетельные мелики — армяне в следующих округах […] в пяти округах Нагорного Карабага — Чараберд (Джраберт), Гюлистан, Хачен, Варанда и Дизак; эти пять карабагских армянских меликств обычно известны под общим именем «Хамсэй-и Карабаг» («карабагская пятерица»)

  55. Armenia — статья из энциклопедии Британника:

    In mountainous Karabakh a group of five Armenian maliks (princes) succeeded in conserving their autonomy and maintained a short period of independence (1722-30) during the struggle between Persia and Turkey at the beginning of the 18th century; despite the heroic resistance of the Armenian leader David Beg, the Turks occupied the region but were driven out by the Persians under the general Nādr Qolī Beg (from 1736-47, Nādir Shah) in 1735.

  56. 1 2 Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год Архивировано 19 октября 2013 года. П. Г. Буткова. СПб. 1869.
  57. Hewsen, Robert H. «The Kingdom of Arc’ax» in Medieval Armenian Culture (University of Pennsylvania Armenian Texts and Studies). Thomas J. Samuelian and Michael E. Stone (eds.) Chico, California: Scholars Press, 1984, pp. 52-53
  58. Jayanta Kumar Ray, Project of History of Indian Science, Philosophy, and Culture, Centre for Studies in Civilizations (Delhi, India). Aspects of India’s International relations, 1700 to 2000: South Asia and the World, p.63:

    «The real trend towards Armenians settling down in the subcontinent began only in the eighteenth century. In the Persian occupied mountainous region of Karabakh, a group of five Armenian maliks (princes) succeeded in conserving their autonomy and enjoyed even a brief period of independence during the struggle between Perisa and Turkey at the beginning of the eighteenth century.»

  59. 1 2 James Stuart Olson. An Ethnohistorical dictionary of the Russian and Soviet empires. — Greenwood Publishing Group, 1994. — С. 44.:

    The acceptance of Islam by the Mongols around 1300, the resurgence of the Turks under the Ottomans, and the European abandonment of the Levant sounded the death knell of the last Armenian kingdom, which fell to the Mamluks (or Mamelukes) in 1375. Only pockets such as Karabagh (Karabakh) and Zangezour in eastern Armenia and Sasun and Zeitun in western Armenia remained autonomous.

  60. Армянская Советская Социалистическая Республика // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.:

    В 1639, после мира, заключённого между Турцией и Ираном, А. была окончательно разделена: Западная А., составляющая большую часть страны, отошла к Турции, Восточная А. — к Ирану. Последними остатками армянской государственности являлись 5 меликств Нагорного Карабаха, просуществовавших до конца 18 в.

  61. Большая Российская Энциклопедия, статья «Армения»:
  62. Cyril Toumanoff. Armenia and Georgia // The Cambridge Medieval History. — Cambridge, 1966. — Т. IV: The Byzantine Empire, part I chapter XIV. — С. 593—637.:

    The title of King of Armenia was inherited by the Lusgnans of Cyprus and, from them, by the House of Savoy. Only in Old Armenia could some vestiges of the once imposing structure of the Armenian polity be found in the houses of dynasts (meliks) in Qarabagh

  63. Encyclopaedia of Islam. — Leiden: BRILL, 1986. — Т. 1. — С. 639—640.:

    Numismatic Society). were still to be fought on Armenian soil, and part of the Armenians of Adharbaydjan were later deported as a military security measure to Isfahan and elsewhere. Semi-autonomous seigniories survived, with varying fortunes, in the mountains of Karabagh, to the north of Adharbaydjan, but came to an end in the 18th century.

  64. Армяно-русские отношения в XVIII веке. — Ер., 1990. — Т. IV. — С. 505. (АВПР,ф. СРА, оп. 100/3, 1797—1799 гг. д. 464, лл. 191-192. Копия)
  65. Armenia and Iran — статья из Encyclopædia Iranica. G. Bournoutian:

    Having only recently shaken off the yoke of the qezelbāš, the Armenian people reengaged in a struggle for liberation, this time against Ottoman occupation troops. The armed Armenian forces waged heroic battles on the outskirts of Erevan, in Qarabāḡ, in the mountainous regions of Siwnikʿ and elsewhere.

  66. Franco Cardini. Europa und der Islam, 2001, p. 179 :

    The Russians had already tested the Caucasus area in 1722-3, with an expedition designed to inflame the hearts of the Armenians in the mountainous regions of Karabagh and Siwnik

  67. Richard G. Hovannisian. The Armenian People From Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 2004. — Т. II. — С. 88.:

    In order to assume control of Eastern Armenia and Georgia, as well as to safeguard these strategic neighboring provinces from Russia, the Turks violated the 1639 agreement and entered Transcaucasia in 1723. The Georgians sent urgent messages to Peter but Russia, fearing to antagonize the Ottomans, concentrated its effort on the Caspian coast. Russian assurances of support, however, had encouraged the Armenians to armed resistance, and, together with the Persians, they fiercely defended Erevan and Ganja. Although the Turks were successful in capturing those fortresses, as well as most of northeastern Persia in 1724, the Armenian region of Karabagh-Zangezur fought on. The Armenians there were armed and had found a formidable leader in the person of Davit Bek.

  68. АВПР, ф. 100, 1724 г., д. 2, л. 4 и об. Подлинник. Опубл. в сб.: Армяно-русские отношения в первой трети XVIII века. Том II, часть II, Ереван, 1967, док. № 309.
  69. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times: Foreign dominion to statehood : the fifteenth century to the twentieth century, Palgrave Macmillan, 2004, p.96:

    «The Armenians of Ganja had also been reduced to a minority. Only in the mountains regions of Karabakh and Zangezur did the Armenian manage the maintain a solid majority»

  70. Раффи. Меликства хамсы.
  71. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI — начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 71.:

    После гибели Надир-шаха и развала Иранского государства (1747), тогдашний глава племени Панах-хан джеваншир, сын Ибрахим-хана, провозгласил себя независимым ханом Карабага. Воспользовавшись междоусобиями среди пяти армянских меликов нагорной части Карабага, Панах-хан поддержал одного из них, мелика Варанды Шах-Назара, и, с его помощью, подчинил себе всех армянских меликов и сделал их своими вассалами.

  72. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 199. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    При персидской династии Сефевидов Карабах являлся одной из провинций (бегларбекство), где низменности и предгорья входили в мусульманские ханства, а горы оставались в руках армянских правителей. Система меликств окончательно сложилась в Нагорном Карабахе в годы правления шаха Аббаса I (1587—1629) в Персии. Тогда персидские власти, с одной стороны, побуждали армянских меликов к активным действиям против Османской империи, а с другой, пытались ослабить их, отделив их от основных армянских территорий путём переселения курдских племен в район, расположенный между Арцахом и Сюником. Тем не менее, в XVII—XVIII веках пять армянских меликств Карабаха составляли силу, с которой приходилось считаться их могущественным соседям. Именно эти горные районы стали тем центром, где возникла идея армянского возрождения и образования независимого армянского государства. Однако борьба за власть в одном из меликств привела к междоусобице, в которую с выгодой для себя вмешалось соседнее кочевое племя сарыджалы, и в середине XVIII века власть в Карабахе первый раз за всю его историю досталась тюркскому хану

  73. Michael P. Croissant, The Armenia-Azerbaijan conflict: causes and implications, p.11:

    Importantly, disunion amongst the five princes allowed the establishment of a foothold in mountainous Karabakh by a Turkic tribe around 1750. This event marked the first time that Turks were able to penetrate the eastern Armenian highlands…

  74. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 200. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    «Таким образом, во второй половине XVIII в. состав населения Карабаха резко изменился. Мусульманские (курды) и тюркские племена, которые обитали на окраинах Карабаха с XI—XII веков, в середине XVIII века получили доступ к горным районам и впервые стали заселять Шушу. В то же время к концу XVIII века Нагорный Карабах покинула значительная часть его армянских обитателей.»

  75. Акты собранные Кавказскою Археографическою комиссиею. Том II. Тифлис, 1868 г., стр. 705.
  76. 1 2 Artie H. Arslanian / Middle Eastern Studies / Vol. 16/ Январь 1980/ стр. 92-104 Artie H. Arslanian / MIDDLE EASTERN STUDIES / Vol. 16 /January 1980 /pp. 92-104
  77. Audrey L. Alstadt. Karabakh and Zangezur // The Azerbaijani Turks: Power and Identity under Russian Rule.
  78. Tim Potier. Conflict in Nagorno-Karabakh, Abkhazia and South Ossetia: A Legal Appraisal. — С. 2.
  79. Charlotte Mathilde Louise Hille. State Building and Conflict Resolution in the Caucasus. — С. 167.
  80. Постановление Кавбюро от 4 июля 1921 года. ЦПА ИМЛ, ф. 85, оп. 18, д. 58, л. 17. Постановление от 5 июля: ЦПА ИМЛ, ф. 85, оп. 18, д. 58, л. 18.//Нагорный Карабах в 1918—1923 гг. Сборник документов и материалов. Издательство АН Армении. Ереван, 1991, стр 649—650.
  81. 1 2 George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.

    An uncited Russian survey of 1832 and my article are used as the main sources for this statement. The survey lists the Armenian population of the whole of Karabakh at 34.8 percent (slightly over one-third) and that of the Azeris at 64.8 percent. This time Altstadt confuses the reader by identifying the whole of Karabakh with Mountainous Karabakh. The Armenian population of Karabakh (as will be demonstrated below) was concentrated in 8 out of the 21 districts or mahals of Karabakh. These 8 districts are located in Mountainous Karabakh and present-day Zangezur (then part of Karabakh). Thus 34.8 percent of the population of Karabakh populated 38 percent of the land. In other words the Armenians, according to the survey cited by Altstadt, formed 91.58 percent of the population of Mountainous Karabakh.

  82. 1 2 Анатолий Ямсков. Традиционное землепользование кочевников исторического Карабаха и современный армяно-азербайджанский этнотерриториальный конфликт: «Во-вторых, это проблема признания прав кочевого скотоводческого (как и любого другого неоседлого) населения на сезонно используемые им земли и на передачу этих земельных прав потомкам. Здесь лишь последние десятилетия XX в. ознаменовались существенными и позитивными для кочевников изменениями, тогда как ранее подобные права на землю кочевого скотоводческого населения практически не признавались европейскими государствами … Итак, именно вопросы политической истории территории и этнической истории постоянно проживающего на данной территории населения обычно используются в качестве аргументов, доказывающих права каждой из сторон на земли Нагорного Карабаха. Данный подход преобладает не только в советских и постсоветских научных исследованиях и в публицистике, но и в работах ученых из „дальнего зарубежья“, имеющих самую различную политическую ориентацию — см., например, работы достаточно нейтральные (Heradstveit, 1993, р. 22; Hunter, 1994, р. 97,104—105; Loken, 1995, р. 10), явно проармянские (Chorbajian, Donabedian, Mutafian, 1994, р. 6, 11) и почти столь же открыто проазербайджанские (Altstadt, 1992, р. 7—8, 195—196).»
  83. 1 2 Мкртчян, 1985, с. 55: «Этническая граница между армянским и азербайджанским населением в какой-то мере совпала с физико-географической границей, проходя по западной окраине Мильско-Карабахской степи. Горные и предгорные районы были в основном заселены армянами, а низменные — азербайджанцами. На это своеобразие в свое время обратили внимание уже дореволюционные авторы, отмечая, что "армянские селения (Саров и др.) встречаются здесь (на низменности — А. М.) как редкие оазисы". Такими же редкими вкраплениями в армянском этническом массиве были азербайджанские селения в горной полосе.».
  84. см. раздел об этническом составе в статье Шуша
  85. Мкртчян, 1985, с. 57—58: «Азербайджанское население, особенно, та его часть, которая вела отгонное скотоводческое хозяйство, в летний период пользовалось пастбищами (эйлагами) в пределах расселения армян... Таким образом, в летний период четко выраженная этническая граница как бы стиралась и образовывалась широкая полоса со смешанным населением.».
  86. Richard G. Hovannisian. The Republic of Armenia, Volume I: 1918-1919. — London: University of California Press, 1971. — 82 С. — 547 с. — ISBN 0-520-01805-2.
  87. Давид Львович Златопольский. Национальная государственность союзных республик. — 1968. — С. 295.
  88. Audrey Altstadt. Creation of the Autonomous oblast' of Nagorno-Karabakh // The Azerbaijani Turks: Power and Identity under Russian Rule.
  89. Bradshaw, Michael J; George W. White. Contemporary World Regional Geography: Global Connections, Local Voices (англ.). — New York: McGraw-Hill Education, 2004. — P. 164. — ISBN 0-0725-4975-0.
  90. Yamskov, A. N. «Ethnic Conflict in the Transcausasus: The Case of Nagorno-Karabakh». Theory and Society, Vol. 20, No. 5, Special Issue on Ethnic Conflict in the Soviet Union October 1991, 659. Retrieved on February 13, 2007.
  91. 1 2 3 4 5 6 7 Демографическая ситуация в Нагорно-Карабахской республике. cyberleninka.ru. Дата обращения: 29 сентября 2020.
  92. население нагорно-карабахской республики. www.ethno-kavkaz.narod.ru. Дата обращения: 29 сентября 2020.
  93. Большая советская энциклопедия. I издание, том 1 (1926 год). Статья «Азербайджанская Советская Социалистическая Республика», раздел «Демография».
  94. Демографическая карта Карабаха: население медленно, но стабильно увеличивается. REGNUM (5 ноября 2012).
  95. Таблица 1.7. Численность наличного и постоянного населения НКР (городскoe, сельскoe) по данным переписей населения 1959, 1970, 1979, 1989, 2005, 2015 годов.
  96. Арсен Мелик-Шахназаров Глава 2. Шагреневая кожа Закавказья
  97. Анатолий Ямсков. Традиционное землепользование кочевников исторического Карабаха и современный армяно-азербайджанский этнотерриториальный конфликт, с. 174.
  98. Amirbayov, Elchin. «Shusha’s Pivotal Role in a Nagorno-Karabagh Settlement» in Dr. Brenda Shaffer (ed.), Policy Brief Number 6, Cambridge, MA: Caspian Studies Program, Harvard University, December 2001.
  99. Шуша // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  100. Giovanni Guaita. Armenia between the Bolshevik hammer and Kemalist anvil // 1700 Years of Faithfulness: History of Armenia and its Churches (англ.). — Moscow: FAM, 2001. — ISBN 5898310134.

Ссылки

Документы

Информация

Статья Нагорный Карабах в русской Википедии заняла в местном рейтинге популярности следующие места:

Представленный контент статьи из Википедии был извлечен 2020-11-22 на основе https://ru.wikipedia.org/?curid=1200095